Галя Чикис

певица

В 2002 году Галя переехала в Петербург из Витебска и неожиданно для себя самой стала композитором, создав группу Chikiss. Сейчас эту инди-команду считают одной из лучших в стране, а сама Галя уверенно называет свое творчество правильной поп-музыкой, которой так не хватает в Петербурге.

— Как образование и вообще вся «допитерская» жизнь повлияла на то, чем Вы сейчас занимаетесь? 

— В детстве и юности я не мечтала стать музыкантом. Училась, как все, в музыкальной школе, параллельно стала что-то сочинять для себя, никому не показывая. Была подружкой музыкантов, звёзд белорусского андеграунда, и мне этого было достаточно. Все случайности, всякие судьбоносные вещи произошли со мной позже. Это поразительно, когда то, что сочиняешь всю жизнь в стол, вдруг становится услышанным и тебе говорят, что ты – композитор, музыкант и «должна оставаться с нами и делать группу». Такое произошло в первые же дни, когда я оказалась в Питере без каких-либо целей и планов. Просто решила на время сменить обстановку, переехав из Витебска в другой город. Здесь мне и сообщили о моём предназначении. 

Все эти музыкальные жанры и категории придумывают какие-то другие люди. Мы не мыслим жанрами, мы любим экспериментировать и совмещать разные стили в одно полотно.

— Стиль, в котором вы играете, часто называют инди-троникой. С чем это едят? 

— Я до сих пор не знаю, что такое инди-троника, почему это мы и с чем нас едят. Все эти музыкальные жанры и категории придумывают какие-то другие люди. Мы не мыслим жанрами, мы любим экспериментировать и совмещать разные стили в одно полотно. Но на выходе это поп-музыка, в моём понимании. Та музыка, которой мне тут не хватает. Полная мелодизма, драматургии и романтики. Но с разными оттенками. Мы любим психоделическую музыку, ретро, 60-е, 80-е. Любим шуметь. Делаем всё нежно и в то же время мощно.

— Какие перемены – в музыке и в сознании – произошли у вас с рождением ребенка?

— С рождением дочки Маши (ей сейчас три года) мой КПД на пару месяцев снизился, а потом сильно вырос. Ведь времени стало гораздо меньше, и я стала использовать его рационально. 

Я просто не стала подстраиваться полностью под режим дочери, а подстроила её под свой. И за 3,5 года мы записали несколько альбомов, придумали группы, сняли клипы… Всё, что вы видите сейчас в Сети, сделано в основном за последние три года! Этот очень плодотворный период совершенно лишил меня времени заниматься саморазрушением и прочей ерундой. Я довольна тем, что я мама, но на одном материнстве не замыкаюсь. Думаю, моей дочке тоже полезен и интересен такой опыт. Полагаю, хорошее детство у нее!

— Расскажите про свой опыт детского рока. Как так получилось, что вы начали играть с «Рок-грызунами»? Сложно ли понимать друг друга? 

— Как-то раз мне позвонили и предложили попробовать спеть с этой группой. Тогда я подумала: «Какие еще финны, рок детям, и вообще – не моё это». Но мне было предложено всю семью вывезти в финскую столицу на репетиции и оформить визы. Это подкупило, и только на следующий день, когда я оказалась в Тиккуриле в большом доме у главного «рок-грызуна» профессора Лари Котилайнена, мое мнение об этом возможном тандеме изменилось. 

Буквально через пару часов после знакомства уже хором со всеми участниками, под касио и две гитары, мы распевали «грызуновские» песни с русским переводом от нашего директора, переводчицы Ани Сидоровой, и с разными финскими подпевками. Тогда я поняла, как же это круто! Таким образом я стала королевой детского рок-н-ролла, а «Рок-грызуны» – 4 финна и я – единственной в России рок-группой, играющей абсолютно новые песни детям. 

Взаимопонимание у нас элементарное. Никаких проблем. На наших концертах полный отрыв и счастье. Дети нам об этом так и говорят. Мы делаем хорошее дело. И, кстати, уже дали стимул нескольким молодым командам продолжать начатое. Надеюсь, детская культура снова станет возрождаться, и мы сделаем для этого немало важного. Это просто необходимо! В воображении моём грандиозный план, надеюсь, рано или поздно мы приступим к его осуществлению. А еще нам нужны клипы и ротация, чтобы стать кумирами всех детей и подарить им радость. 

— В ваших текстах много метафор. Это особое мышление такое или долгий труд составления строчек?

— Я люблю простоту и ясность мысли, но в то же время мне нравится играть со смыслом и символами. Вообще очень люблю русский язык, из его слов можно составлять чудные сочетания, многослойные узоры, но главное – не перегружать саму фразу. Большую роль для меня играет и подсознание, поэтому часто все у меня происходит на уровне чувств. Но все равно тексты мои многим понятны и близки. Новые песни становятся все яснее и четче, злободневнее, так сказать.

На данный момент я работаю в тандеме с моим любимым современным поэтом Сергеем Даниловым из Екатеринбурга. Он для меня икона мысли и мастер слога, на его стихи музыка сама рождается и ложится очень легко. На половину песен к будущему альбому он подарил мне тексты. И надо отметить, очень хорошие тексты.

— Вы очень неплохо рисуете, и тоже все больше на детскую тематику. В какие моменты на Вас находит озарение и желание порисовать?

— В самые неподходящие, и так всегда было: в школе – на уроках, в университете – на парах. Когда много времени проводила в клубах по ночам, всегда носила с собой блокнот. А сейчас во время любых разговоров по телефону или чего-то отвлечённого – руки сами рисуют. И дети тут не при чём – это мой внутренний мир. Он такой. 

Беседовала Анастасия Дружнова, peterburg.ru

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
девушки Воронежа с фото.