Андрей Аствацатуров: на филфаке перспективы откровенно женские

На этой неделе российская система образования скромно отметит 136-летие открытия Бестужевских курсов в Петербурге – первого вуза в России, где к обучению были допущены девушки. Сегодня носителем исконно «женских» вузовских традиций остается Смольный институт свободных искусств и филологический факультет СПбГУ, где на глазах ученых мужей подрастает новое поколение так называемых филологических дев. Корреспондент Петербург.ру Светлана Широкова поговорила с едва ли не самым популярным преподавателем двух главных петербургских филфаков, писателем и литературоведом Андреем Аствацатуровым.

Если вы  сейчас зайдете на филфак, вы действительно увидите одних девушек. Но так было не всегда. Когда учился я, в английских, испанских и португальских группах было много молодых людей  — будущих военных переводчиков. Но тогда и ситуация была совершенно другой: СССР, имперские интересы. Чтобы работать референтом где-нибудь в Мозамбике, нужно было иметь серьезную подготовку и крепкое здоровье. В общем, девушки для такой работы не всегда подходили. Сейчас молодые люди в основном идут в технические сферы и в бизнес. Но, простите за сексизм, большинство значимых открытий в филологии все-таки делают не женщины.

Образ скромной и слегка не от мира сего «филологической девы» – это, скорее, шутка из Интернета.  Нет, на филфаке конечно есть определенный процент девушек, которые выросли под опекой родителей и пребывают немного не в адеквате в отношении современной культуры. Но их не так много. В основном это просто старательные, усидчивые девушки, которые тихо сидят на всех лекциях, и всегда хорошо готовы к экзаменам.

Я не знаю, зачем люди на самом деле идут на филфак. Они никогда не скажут этого преподавателю. Многие просто не смогли поступить в технические вузы. Некоторые, к сожалению, идут учить язык, чтобы потом свалить из страны. После получения диплома девушкам открыты двери в какие-нибудь легкие вакансии типа секретаря-референта-переводчика, где можно поднабраться опыта, а затем занять какой-нибудь менеджерский пост. Ну, или идти работать экскурсоводом. Они, кстати, неплохо зарабатывают – две-три тысячи долларов в месяц даже без зарплаты, только на «чаевых». В общем, перспективы на филфаке действительно откровенно женские.

Я против радикального реформирования образования вообще. Я думаю, в СССР система была неплохой, но имела серьезный недостаток: стремление к широте кругозора, вроде обязательной философии на медицинских факультетах. Я не думаю, что это правильно. Хотя я консервативен. Конечно, глупо сейчас делать образование классическим, как в 19 веке, но я боюсь реформ в нашей стране, они сразу превращаются в какой-то балаган.

Беседу записала Светлана Широкова
Фото: Андрей Аствацатуров

Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
лекарственное средство ингавирин